это не я - это мой лирический герой.
На прошлом уроке Вы меня почти убедили в том, что в лице лорда Генри в романе выступает не кто иной, как сатана. Также сильно пошатнулась моя благосклонность к этому персонажу. Я даже сама себе начала внушать, что нравится мне не сам лорд Генри, а лишь его философия. Но это самовнушение, насильственное, а потому бесплодное, вскоре окончательно разрушилось.
На днях решила переписать из «Портрета Дориана Грея» наиболее понравившиеся фразы. Практически все они принадлежали Лорду Генри.
«Главная цель жизни – самовыражение»;
«Мы посланы в этот мир не для того, чтобы навязывать другим свои нравственные предрассудки»;
«Над благими намерениями тяготеет злой рок: человек решается на них слишком поздно»,

после переписывания этих и ещё десятков 3-ох блистательных парадоксов и гениальных афоризмов я уже не смогла душить в себе симпатию к герою, изрекающему их «томным мелодичным голосом». Да ведь самые знаменитые Уайльдовы высказывания вложены в уста лорда Генри! В прошлом году, после первого прочтения, я вообще решила, что прототипом этого образа является сам автор. А какой резон делать самого мудрого и остроумного в романе персонажа негативным? Я думаю, взгляды человека не могут нравится отдельно от его личности.
Долго размышляла над идеей, что Гарри – дьявол, и почти с ней согласилась, но моё понимание немного отличается.
Во-первых, если в произведении в открытую не говорится, что определенный герой является представителем тёмных сил, то, наверное, не стоит так категорично об этом заявлять.
Во-вторых, извините, но такие мелочные, на мой взгляд, придирки, вроде «он не постарел» и «ничего не делает, но шикует, как и всё его окружение» легко опровергнуть. К примеру, Бэзил тоже не постарел, вернее, там не указывается, постарел он или нет; и Генри выведывает у Дорика секрет его долговечной молодости. А неужели Вам было бы интересно читать, как персонажи-аристоркраты выслушивают подробные отчёты слуг про свои расходы и капиталы? По-моему, это просто скучно, поэтому Уайльд о таком не пишет.
Для меня лорд Генри – некое злое начало в книге, которое предлагает, но, ни в коем случае, не навязывает. В романе есть также доброе начало – художник Бэзил Холлуорд.
Сначала кажется странным, что два этих противоположных образа – приятели, но вспомним дружественную беседу Бога с Мефистофелем в «Фаусте» Гёте.
А главное — Бэзил и Генри никогда не влияют друг на друга: Генри постоянно произносит аморальные, по мнению общества, речи, а Холлуорд постоянно с ними не соглашается, правда, никак это не аргументируя. Он отгородился от философии лорда Генри, считая её пагубной, но сам не может ей противоречить. Вот и получается, что Зло гораздо привлекательнее, притягательнее Добра, потому что Добро – слабое…
Кроме того, несмотря на то, что художник – Бэзил, оба персонажа являются в какой-то мере творцами. Только прерогатива Бэзила – искусство, а лорда Генри – жизнь.
Ведь лорд – знаток человеческих душ круче Гобсека. И Дориан-то заинтересовал его не только из-за красоты: увидев незаконченный портрет, Генри лишь размышляет о зависимости внешности от интеллекта и приходит к выводу, что Дорик, наверняка, никогда не предпринимал никаких умственных усилий. (Таким образом Уайльд, видимо, намекает, что главный герой сей книги – существо безмозглое, а значит, подражать ему не надо :)).
«Искусить» его лорд Генри решил, когда понял, что Холлуорд любит Дориана… Вот и соперничество Добра и Зла.
Кстати, по Вашей теории, к Грею «подкатывает» Князь Тьмы, но, в таком случае, имеем ли мы право порицать или винить Дьявола в том, что он нашёл себе новую жертву? Ведь это его «профессия»!
Тем более, «жертва» оказалась очень даже «за». Далеко не в каждой душе так буйно прорастало бы зерно, посеянное Генри. А вот в Дорике оно нашло идеальную почву, изначально удобренную первосортной гнилью, до поры до времени скрывавшей себя. «Стрела, пущенная лордом Генри наугад, угодила точно в цель», — так написано об этом в романе. Я полагаю, не будь Гарри, та самая гниль рано или поздно дала бы о себе знать, но, возможно, не в жажде наслаждений, а в каких-нибудь пошлых дурных привычках (избиении будущей жены, пьянстве и т. п.). Лорд Генри лишь приоткрыл Дориану дверь в мир излишеств и удовольствий, тот же распахнул её навсю.
В прошлую пятницу Вы сказали, что если Дориан гнилой, то лорд Генри – падаль. Я с этим не согласна.
Во-первых, лорд Генри, как злое начало, честен перед Дориком. В самую первую их встречу он предупреждает юношу: «Хорошего влияния не бывает. Любое влияние безнравственно», — и довольно долго об этом рассуждает. А Дориан его внимательно послушал и благополучно ослушался, по собственной воле попав под влияние Гарри. Возможно, если бы Дорик изначально воспротивился, Генри и не продолжал бы его очаровывать.
Дориан, слабая натура, охотно принимает моральную тиранию сильной личности, так что, сам он во всём и виноват.
Во-вторых, лорд Генри, как тонкий психолог, откровенно учится владеть чужой душой, хоть я и не говорю, что это хорошо. А вот Дорик, очень негативно влияя на характер и репутацию своих знакомых, лицемерит перед самим собой, считая, что вовсе не виновен в их приобретённых пороках или в самоубийствах.
Ещё Вы говорили, что, если философия воспринимается по-разному, то, возможно, она опасна. Вы правы. Только философия на то и философия, чтобы восприниматься неоднозначно…
Под конец осмелюсь выразить одну мысль, к сожалению, не свою, но чью – не помню: может, в мире ровно столько Зла, чтобы человечество понимало ценность Добра? И для того, чтобы создавались такие великолепные, шикарные книги как «Портрет Дориана Грея», Зла не должно быть…меньше?..